Нормативные акты банка россии по банковским картам

Нормативные акты банка россии по банковским картам

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БАНК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 10 июня 2005 года N 85-Т

О применении нормативных актов Банка России,
регулирующих операции с использованием банковских карт

В связи с вступлением в силу Положения Банка России от 24 декабря 2004 года N 266-П “Об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт”, зарегистрированного Министерством юстиции Российской Федерации 25 марта 2005 года N 6431 (“Вестник Банка России” от 30.03.2005 N 17) (далее – Положение N 266-П), и Указания Банка России от 11 апреля 2005 года N 1571-У “О внесении изменений в Положение Банка России от 5 декабря 2002 года N 205-П “О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации”, зарегистрированного Министерством юстиции Российской Федерации 20 апреля 2005 года N 6522 (“Вестник Банка России” от 27.04.2005 N 21) (далее – Указание N 1571-У), Банк России разъясняет следующее.

1. Остатки денежных средств с лицевых счетов, открытых для учета операций, совершаемых с использованием банковских карт, на балансовых счетах N 423 “Депозиты и прочие привлеченные средства физических лиц”, N 426 “Депозиты и прочие привлеченные средства физических лиц – нерезидентов”, перечисляются на лицевые счета, открываемые на балансовых счетах N 40817 “Физические лица”, 40820 “Счета физических лиц – нерезидентов” соответственно.

Остатки денежных средств с закрываемых лицевых счетов, открытых на балансовых счетах N 31510, 31610, 32210, 32310, 41008, 41108, 41208, 41308, 41408, 41508, 41608, 41708, 41808, 41908, 42008, 42108, 42208, 42308, 42508, 42608 для учета денежных средств в целях обеспечения расчетов по операциям с банковскими картами (“страховые депозиты”), перечисляются на лицевые счета, открываемые на балансовых счетах по учету депозитов и прочих привлеченных средств.

2. Кредитным организациям в целях обеспечения выполнения требований Положения N 266-П и Указания N 1571-У рекомендуется проанализировать на соответствие указанным требованиям условия действующих договоров, предусматривающих осуществление операций с банковскими картами и обеспечение расчетов по таким операциям, и при необходимости внести изменения, в том числе, если это предусмотрено условиями договора, в одностороннем порядке с уведомлением клиента.

Оформление карточки с образцами подписей и оттиска печати (при ее отсутствии) осуществляется в порядке, установленном Указанием Банка России от 21 июня 2003 года N 1297-У “О порядке оформления карточки с образцами подписей и оттиска печати”, зарегистрированного Министерством юстиции Российской Федерации 25 июня 2003 года N 4829, 5 апреля 2004 года N 5715 (“Вестник Банка России” от 27.06.2003 N 36, 30.04.2004 N 25)”, при первом посещении клиентом кредитной организации.

3. Доведите настоящие разъяснения до кредитных организаций.

Первый заместитель
председателя Банка России
Т.В.Парамонова

Текст документа сверен по:
“Вестник Банка России”,
N 30, 16.06.2005

Нормативные акты банка россии по банковским картам

Правовое регулирование банковских платежных карт

На современном этапе развития российского общества пластиковые карты в сфере денежного обращения представляют собой один из наиболее оптимальных инструментов организации безналичных расчетов на ближайшую перспективу и особый механизм оказания электронных банковских услуг.

Основными предпосылками развития российского рынка банковских карт являются:

– интеграция в мировую систему безналичных платежных систем;

– стремление кредитной организации выйти на международный рынок и, как следствие, возрастание его престижа и привлекательности для клиента;

– организация оперативных и удобных для клиентов форм расчетов;

– уменьшение объема наличных средств, вследствие этого снижение стоимости осуществляемых операций.

В соответствии с целым рядом документов программного характера (Стратегией развития платежной системы, Стратегией развития банковского сектора Российской Федерации, Основными направлениями денежно-кредитной политики) одним из важнейших направлений является сокращение наличного денежного оборота и внедрение инструментов безналичных расчетов, базирующихся на современных банковских технологиях, включая платежные карты. Нормативное регулирование безналичных расчетов, осуществляемых по операциям с использованием подобных инструментов, является одной из задач Банка России, выполняемых в качестве регулятора отношений в сфере платежных систем и расчетов.

Говоря о правовой основе регулирования отношений в сфере выпуска и обращения банковских крат, следует отметить, что интенсивное развитие банковских услуг с их использованием происходит на фоне существенного отставания темпов разработки и принятия законодательных актов, регулирующих процесс их обращения.

Обращение банковских карт в России регулируется:

– Положением об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт, утв. ЦБ РФ от 24 декабря 2004 г. № 266-П;

– Положением ЦБ РФ от 19 июня 2012 г. № 383-П «О правилах осуществления перевода денежных средств»;

– письмом Банка России от 10 июня 2005 г. № 85-Т «О применении нормативных актов Банка России, регулирующих операции с использованием банковских карт»;

– письмом Банка России от 10 июня 2005 г. № 86-Т «О составлении и предоставлении отчетности кредитных организаций» и другими актами Ищенко С.В. Государственно-правовое регулирование обращения банковских карт в Российской федерации// Право и экономика.- 2010.- №11.-с. 65-68.

На практике расчеты с использованием банковских карт в РФ осуществляются, как правило, на основе соглашений между участниками расчетов и локальных актов (правил платежных систем и инструкций, разрабатываемых самими участниками расчетов).

Единственным специальным нормативно-правовым актом, устанавливающим общие принципы регулирования названных отношений, является подзаконный акт – положение Центрального Банка Российской Федерации «Об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт», утвержденное ЦБ РФ 24 декабря 2004 г., № 266-П.

В Положении четко определено, что банковская карта признается видом платежной карты и служит инструментом безналичных расчетов, предназначенным для совершения физическими лицами, в том числе уполномоченными юридическими лицами, операций с денежными средствами, находящимися у эмитента, в соответствии с законодательством РФ и договором с эмитентом.

В Положении № 266-П определено:

– эмиссия и эквайринг платежных карт на территории РФ могут осуществляться только кредитными организациями-резидентами;

– в целях практической поддержки развития новых видов инструментов безналичных расчетов в Положение включены нормы, регулирующих расчеты по операциям с использованием платежных карт – предоплаченных карт (при совершении клиентом – физическим лицом операций с использованием предоплаченной карты договор банковского счета (договор банковского вклада) с физическим лицом не заключается);

– установлены единые требования к документарному оформлению операций, осуществляемых с использованием платежных карт. Унифицированы обязательные реквизиты документа, составляемого при их совершении;

– в связи с изменениями норм валютного законодательства в Положении № 266-П уточнен перечень операций, совершаемых с использованием платежных, в том числе банковских, карт. В частности, расширен перечень операций за счет предоставления возможности осуществления физическими и юридическими лицами (резидентами и нерезидентами) на территории Российской Федерации и за ее пределами операций с соблюдением требований валютного законодательства;

– требования положения не распространяются на технологические аспекты проведения операций с использованием платежных карт;

– из положения № 266-П исключены вопросы бухгалтерского учета операций, совершаемых с использованием платежных карт, а также требование о присутствии на банковской карте наименования и логотипа эмитента, однозначно его идентифицирующих. Последнее обусловлено тем, что правила платежных систем допускают размещения на карте одновременно логотипа кредитной организации-эмитента и наименование кредитной организации-агента, а также появлением новых карточных продуктов, предназначенных для платежей в сети Интернет (так называемых виртуальных крат).

В Положении № 266-П отмечено, что банковская карта выдается клиенту на основании заключенного с ним договора. Положение не регулирует специальным образом отношения между держателем карточки и эмитентом. Такие отношения относятся к чисто гражданско-правовым отношениям, а регулирование таких отношений находится за пределами компетенции Банка России установленной ст.4 закона «О Центральном Банке Российской Федерации (Банке России)». К таким отношениям следует применять правовые нормы, содержащиеся в Гражданском кодексе Российской Федерации.

В настоящее время лиц, уличенных в незаконном использовании пластиковых карт, пытаются привлекать к уголовной ответственности по статье о мошенничестве. В силу ряда обстоятельств доказательство самого факта мошенничества с использованием пластиковой карты сопряжено с определенными трудностями. Известны случаи, когда лица, задержанные при попытке снять наличные деньги по поддельной карточке, отпускались по решению прокурора со следующей мотивировкой: «за отсутствием состава преступления», т.е., иными словами, данное деяние не рассматривается как уголовно наказуемое, т.к. не предусмотрено действующим Уголовным Кодексом.

Конституционной основой выпуска и обращения банковских карт, а также проведения расчетов с их использованием являются положения ст. 8 и 34 Конституции РФ, гарантирующие свободу любой не запрещенной законом экономической деятельности Рудакова О.С. Банковские электронные услуги: Учеб. Пособие. – М.: Вузовский учебник: ИНФРА-М, 2010. – 400 с..

Несмотря на имеющуюся теоретическую базу, разработки ученых-экономистов и правоведов в области обращения банковских карт, законодательство, регулирующее данную сферу отношений, сильно отстает. Это выражается, прежде всего, в отсутствии нормативного правового акта уровня закона, устанавливающего правила осуществления безналичных расчетов, опосредованных банковскими картами. При этом даже применяемое сейчас Положение № 266-П содержит ряд противоречий и проблем, которые требуют изучения и разрешения в целях совершенствования процесса обращения банковских карт Ищенко С.В. Государственно-правовое регулирование обращения банковских карт в Российской федерации// Право и экономика.- 2010.- №11.-с. 65-68.

Развитие рынка пластиковых карт зависит от ряда следующих факторов:

– наличие полностью сформированной научно обоснованной и практически подтвержденной правовой базы;

– экономико-организационная деятельность банков, имеющих в своем арсенале услуг банковские карты, а также увеличение предложений со стороны банков в данной сфере;

– уровень развития сети терминалов в организациях торговли и услуг и расширение инфраструктуры обслуживания крат;

– рост степени доверия со стороны населения к банковским картам посредством повышения финансовой грамотности населения.

Линейка банковских услуг в сфере обращения банковских карт должна находиться в постоянной динамике, чтобы удовлетворять потребности клиентов. Именно это позволит развивать банковский бизнес в целом. Подобная положительная динамика возможна лишь при условии достаточной правовой базы, которая должна стать верным ориентиром в процессе совершенствования обращения банковских карт на территории Российской Федерации, что будет способствовать развитию всей экономики российского государства.

Как указано в Положении № 23-П, банковская карта выдается клиенту на основании заключенного с ним договора. При этом данное положение не регулирует специальным образом отношения между держателем карточки и эмитентом. [5] Такие отношения относятся к чисто гражданско-правовым отношениям, а регулирование таких отношений находится за пределами компетенции Банка России установленной ст.4 закона «О Центральном Банке Российской Федерации (Банке России)». [6] К таким отношениям следует применять правовые нормы, содержащиеся в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее ГК). [7]

При выдаче карты на практике заключаются самые различные договора. Однако название «О выдаче и обслуживании банковской карты» наиболее адекватным образом соответствует существу отношений сторон. Это договор прямо не предусмотрен действующим Гражданским законодательством, но и не противоречит существующему правопорядку (согласно п. 2 ст. 421 ГК, стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и непредусмотренный законом или иными правовыми актами). [8]

Если рассматривать структуру договора о выдаче и обслуживании банковской карты, можно прийти к выводу, что в его составе содержатся элементы двух других – договора банковского счета и договора о совершении расчетов по операциям с использованием банковских карт.

Договор банковского счета необходим для проведения расчетных операций с банковскими картами. Хотя договор банковского счета и связан с расчетными отношениями, он не может включать их регулирование, поскольку в соответствии с законодательным определением его действие ограничивается проведением операций по счету, а порядок исполнения расчетных документов и иные вопросы, связанные с расчетами, остаются за его рамками. Это относится и к расчетам по операциям с банковскими картами, не урегулированным действующим законодательством и включающим такие специфические вопросы, как, например, блокировка карты. Положение устанавливает требования к эмитентам, эквайерам и расчетным документам, но не к порядку совершения самих расчетов.

Следует отметить, что, наличие «расчетного» договора предусмотрено Положением. В соответствии с ним использование карты возможно на основании договора, заключенного с ее эмитентом. Поскольку под использованием карты следует понимать в первую очередь составление расчетных документов, то договор, на основании которого она используется, включает элементы договора на осуществление расчетов.

Таким образом, поскольку договор о выдаче и обслуживании банковской карты содержит в себе элементы двух вышеописанных договоров, он будет являться смешанным. В данном случае один элемент такого договора – договор банковского счета – предусмотрен законом (ГК), а другой – договор о совершении расчетов по операциям с использованием банковской карты – нормативным актом (Положением Банка России).

Главная особенность его законодательного регулирования – то, что «к отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы, которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора» (п. 3 ст. 421 ГК). Иными словами, это означает, что смешанный договор регулируется правилами о договорах, входящих в его состав. Но если указанные правила будут противоречить существу смешанного договора или соглашению сторон по такому договору, то они применяться не будут. Такая конструкция позволяет решить отдельные правовые проблемы, связанные с регулированием отношений по договору на выдачу и обслуживание банковской карты. [9]

Однако при использовании «классических» форм безналичных расчетов, прямо предусмотренных ГК (платежных поручений, требований-поручений, чеков, аккредитивов), договор на расчетно-кассовое обслуживание, заключаемый между клиентом и банком, не является смешанным, поскольку в данном случае отношения сторон, связанные с расчетами, детально урегулированы законодательством и нормативными актами Банка России, не оставляя места договорному регулированию. К тому же, отношения, возникающие при использовании «классических» форм безналичных расчетов, не так тесно связаны с отношениями по ведению банковских счетов, как это происходит в случае с банковскими картами. Эта связь проявляется, в частности, и в том, что для учета операций с банковскими картами клиенту открывается специальный счет, который используется в основном только для этих целей.

Следует отметить, что Положение не вводит термин карточного счета, т.е. для соответствующих целей можно использовать любой банковский счет, если это не противоречит, его режиму. [10]

Означенная проблема связана с законодательным регулированием договора банковского счета. Гражданское законодательство предусматривает, что «остаток денежных средств на счете выдается клиенту либо по его указанию перечисляется на другой счет не позднее семи дней после получения соответствующего письменного заявления клиента» (п. 3 ст. 859 ГК). Однако при закрытии карточного счета расчетные документы с требованиями к нему могут приходить еще 30 – 45 дней. Таким образом, при буквальном выполнении законодательного предписания банк навлекает на себя риск убытков, так как истребовать денежные суммы у клиента после закрытия его счета в ряде случаев достаточно проблематично.

Предлагается следующее решение проблемы. Поскольку, как было установлено выше, договор банковского счета входит в качестве элемента в смешанный договор о выдаче и обслуживании банковской карты, то правила о первом применяются ко второму, если это не противоречит его существу или соглашению сторон. Очевидно, что правило о семи днях, предназначенных для возврата денег клиенту, противоречит существу договора о выдаче и обслуживании банковской карты и, следовательно, на основании правила ГК о смешанном договоре применяться не должно. В данном случае подлежит применению срок, установленный в договоре между эмитентом и держателем карты, что, как было показано, полностью соответствует требованиям действующего законодательства. [11]

Срок возврата денежных средств клиенту при закрытии его картсчета должен устанавливаться с учетом правил соответствующей платежной системы, а именно с учетом максимально возможного срока получения расчетных документов с требованиями к картсчету после совершения последней операции с банковской картой. Если срок, установленный в договоре, значительно отличается от срока, определяемого правилами платежной системы, то договорный срок может быть признан недействительным на основании норм ГК о договоре присоединения (ст. 428 ГК). В этом случае речь идет о конструкции договора, «условия, которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом».

Практически все договоры с держателями карт заключаются именно в форме договора присоединения. Далее ГК устанавливает, что «присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора».

Таким образом, существуют ограничения даже для концепции смешанного договора, оставляющей, в общем, значительное место усмотрению сторон.

И положение, и действующее гражданское законодательство допускают, что удостоверение прав распоряжения денежными суммами (кредитной линией), находящимися на счете, по операциям с банковскими картами возможно с использованием аналогов собственноручной подписи (кодов, паролей и иных средств, подтверждающих, что распоряжение дано уполномоченным на это лицом). Положение не детализирует, какими конкретно аналогами собственноручной подписи могут быть удостоверены указанные права. Поэтому, согласно п. 3 ст. 847 ГК, конкретный аналог собственноручной подписи (ПИН-код или другой), подлежащий применению при совершении операций с банковскими картами, должен быть определен в договоре между эмитентом и держателем.

Для обеспечения исполнения обязательства держателя карты по совершению операций в пределах остатка средств на картсчете или предоставленной ему кредитной линии эмитент может требовать внесения определенной денежной суммы на депозит. Сразу следует отметить, что название данного депозита – страховой – несколько некорректно, поскольку со страхованием он ничего общего не имеет и, более того, в силу закона кредитным организациям запрещено заниматься этим видом деятельности. Поэтому для избежания возможной и ненужной путаницы предлагается называть его обеспечительным, что полностью соответствует его юридической природе.

Очевидно, что обеспечительный депозит является банковским вкладом, поскольку удовлетворяет условиям договора банковского вклада. Так, п. 1 ст. 834 ГК гласит: «По договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором». [12]

Не вызывает сомнений и обеспечительная природа указанного депозита, поскольку именно он обеспечивает исполнение обязательства держателя карты проводить соответствующие операции в пределах остатка средств на карт-счете или предоставленной ему кредитной линии. Однако встает вопрос о правомерности такого средства обеспечения, поскольку оно прямо не предусмотрено действующим гражданским законодательством. В связи с этим следует подчеркнуть, что перечень видов обеспечения исполнения обязательств, предусмотренных ГК, является открытым. Так, п. 1. ст. 329 ГК устанавливает, что «исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом. и другими способами, предусмотренными законом или договором». Иными словами, контрагенты по договору на законных основаниях могут предусмотреть способ обеспечения взаимных обязательств, отличный от моделей, предложенных законодательством.

Существует еще одна проблема. Высший Арбитражный Суд РФ занял позицию, в соответствии с которой безналичные денежные средства не могут быть предметом залога. [13] Представляется, что на обеспечительный депозит данный запрет не распространяется, поскольку он является не залогом, а качественно другим способом обеспечения исполнения обязательств. Высший Арбитражный Суд разъяснил, что «одним из существенных признаков договора о залоге является возможность реализации предмета залога». В соответствии с договором обеспечительного депозита безналичные денежные знаки, составляющие предмет данного вида обеспечения исполнения обязательств, не подлежат реализации в случае неисполнения держателем своих обязательств, но являются объектом удовлетворения требований эмитента (кредитора).

Последний вопрос, связанный с обеспечительным депозитом, заключается в том, что, поскольку он подпадает под определение банковского вклада, к нему должно быть применимо правило о его выдаче вкладчику – физическому лицу по его первому требованию (ч. 3 п. 2 ст. 837 ГК), однако в этом случае будет утрачена его обеспечительная функция. Решить эту проблему можно с использованием уже упоминавшейся концепции смешанного договора.

Соглашение об обеспечительном депозите является смешанным договором, поскольку, как было показано выше, оно содержит элементы договора банковского вклада и договора об обеспечении исполнения обязательств, предусмотренных ГК. Поэтому к договору об обеспечительном депозите будут применяться правила о его элементах, если это не противоречит существу данного договора или соглашению его сторон. Так, как правило, о возврате вклада по первому требованию вкладчика – физического лица противоречит существу договора об обеспечительном депозите, то в соответствии с законом оно применению не подлежит. [14]

Таким образом, законодательная база России, регламентирующая работу с банковскими пластиковыми картами, еще не сформировалась. Кроме действующего Положения банки руководствуются федеральными Законами, нормативно-правовыми актами Правительства РФ и нормативными актами Банка России, одновременно разрабатывают свои внутренние инструкции и правила по организации эмиссии и проведения операций с банковскими картами, а также руководствуются стандартами и правилами, разработанными платежными организациями. Отношения между участниками платежной системы регулируются заключенными между ними договорами.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: